Техническая поддержка сервиса Quadro.Boards

Объявление

Идет поиск Хранителя форума

Новости сервиса

О форуме

Quadro.Support – это форум технической поддержки различных проектов и сервисов Quadro.Systems LLC, на котором грамотные технические специалисты всегда смогут помочь вам в решении проблем, или же подсказать ответы на самые сложные вопросы. Так же на форуме собрана обширная база знаний по различным аспектам наших сервисов. Не забывайте пользоваться поиском ;)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Техническая поддержка сервиса Quadro.Boards » Архив » Мостовые Ехо.


Мостовые Ехо.

Сообщений 41 страница 60 из 72

41

МОСТОВЫЕ ЕХО.
Мы упороты. И упороты. И ещё раз упороты.
НО! Зато с нами всегда весело.
Подтвердим. Приходите. В любое время.

Если говорить подробнее о том, в ком мы нуждаемся – то это ГМ (Мастер Игры, генератор сюжетов, идей и НПС). Просто требуется как воздух, вода, пища и трава.
Если ваш мастерский опыт составляет от 1 года и выше – мы будем вам рады.

Примеры мастерских постов (т. е. требуется человек, пишущий не хуже):

Пост 1.

Больше всего Пилрагим терпеть не мог скуку и однообразие. Он проливал ароматный горячий чай с мятой, мелиссой и ромашкой на пушистый улыбающийся ковёр, плакал, заламывая руки, и принимался бегать по стенам и потолку своей чистенькой уютной комнаты, находившейся на самом верху в высочайшем из строений Города – Сиреневой Башне. Пчёлы тут же начинали мельтешить вокруг, приставая с ворохом дурацких вопросов – нет, что вы, что вы, он в совершенном беспорядке! От возмущения по поводу того, что эти глупые существа не способны сами додуматься до столь простой вещи, Пилрагим рассыпался на тысячу разноцветных отражений самого себя. И каждое смеялось и рыдало во весь голос – а уж им-то его природа более чем не обделила.
-Чиппари! Чиппари! Чиппари! – ругался и буянил Пилрагим, поминая нелепое прозвище тех бестолковых типов из Мира Третьих Лиц, благодаря которым его остров когда-то и стал дрейфующим... Из-за них он теперь не может вернуться домой, а виноватым все называют именно его же самого! Как такое вынести? Скажите?! Как?!
И из этого чудесного солнечного Мира его тоже вышибут. Вышибут, как пить дать, не станут терпеть. Кому нужен бесфамильный ныне изгой-одиночка, которого нигде не рады видеть? Пилрагим, страдая от глубочайшей из форм депрессии, принялся кусать кончик длинной шёлковой ленты на своей шляпе, свисавшей как раз до уровня его подбородка. Можно было погрызть и шерстяной шарф, но Пилрагиму не нравился его вкус. Зато из широко распахнутых янтарных глаз хлынули потоки горьких слёз, заливая всё вокруг.
-МЕНЯ НИИИКТООО НЕ ЛЮЮЮЮБИИИИТ!!! – заходился в истерике чародей, заламывая руки и закатывая зрачки к потолку. Упав на колени, он раз пять подряд ударил лбом в пол, потом вскочил, оправляя начавшую съезжать шляпу, кинулся к окну, потом к шкафу, потом… Опять к окну.
Пилрагим не верил своим глазам. Вместо того, чтобы вломиться прямо в его апартаменты и с ходу велеть убираться вон, кто-то вежливо спрашивал разрешения нанести ему визит.
«Войти? Гости? У меня? Ну, наконец-то! Как же я об этом мечтал!» - подпрыгнув едва ли не до потолка, возликовал, хлопая в ладоши, молодой колдун.
Он тут же наколдовал целый мост. От летающего острова протянулась белоснежная, больше всего напоминающая мрамор дорога, с высоким парапетом – чтобы никто не свалился случайно через край.

Пост 2.

Сегодня будет праздник, сегодня будет праздник, хозяин дал ей поручение встретить гостей, а, значит, произойдёт что-то интересное, удивительное, волшебное… Анлика была счастлива, от атласного голубого платьица до хрустальных туфелек, от льняной макушки до нежно-розовых пяточек, и, пританцовывая в некоем подобии вальса, она, почуяв приглашение, опрометью бросилась к светлому мосту, приветствовать посетителей – они должны, должны остаться довольными! Она сделает для этого всё возможное! И невозможное – тоже! Скорее-скорее, а то визитёры придут и заблудятся, в этих дебрях только тот, кто их делал, и умеет ориентироваться без сопровождающего из местных. Это же лабиринт, самый что ни на есть подлинный! Мастеру, видите ли, показалось, что так будет забавнее. Ну-ну, а вот некий мальчик пять лет назад потерялся, да так и не нашёлся! Анлика тогда с ног сбилась, три пары башмачков истоптала, но так и не выяснила, куда он делся и что с ним стало. Чудищ у них тут не водится, а вот чудесатостей и сумасшедшинок - навалом. Могло произойти столько всего... Столько! Интересно-то как!
Кстати... Может, эти гости разберутся, куда подевался тот неразумный ребёнок?
-О, ноты, мои ноточки, куда же вы спешите?
Скажите, отчего вы здесь остаться не хотите?
Поведайте скорее, чем я могу помочь?
Вы, может быть, пирожных моих поесть не прочь?
Скажите, пожелайте, навеки ваша я,
Дарить вокруг всем радость – вот в чём судьба моя!
Прошу, не уходите от нас вы просто так,
Ведь Мастер очень добрый, пускай он и дурак!

Беззаботно распевая по пути, девушка, хотя, скорее, ещё девочка, споткнулась и неловко растянулась у самого входа на мост. Анлика села, потирая коленку и хлопая длинными ресницами. Это ж надо было так опозориться! Умница. Ничего не скажешь. Теперь ей ничего поручать не будут, а воспользуются услугами Тинты, та давным-давно в чулане томится и очень хочет освободиться. А ведь Тинта - зануда, с ней не повеселишься, даже летать не любит, зато поставленное перед ней дело выполняет безукоризненно и в кратчайшие сроки. Фу. Как искусственная. Хотя, она и вправду не настоящая, но можно вести себя по-другому... Да и вообще весь театр на дыбы станет, они там все давным-давно диву даются, почему Мастер Пилрагим доверяет важные дела такой безответственной дурёхе. Блондинка, мол, она блондинка и есть. Обидно до слёз - эх, если бы только Анлика была способна расплакаться, давно бы уже сделала, и отнюдь не единожды! Но ей такое не под силу. И хорошо, а то дразнили бы ещё "рёвушкой". Ааа, какое унижение!

Пост 3.

Она стояла на дороге у самого въезда в Пшорри и едва ли не приплясывала от нетерпения. Вернее, первые полтора часа – потом ноги девушки слегка утомились от стояния, и она пожалела, что не взяла с собой какой-нибудь стул, или, хотя бы, хорошо отёсанное бревно. Просто зайти в любой дом и прихватить – даже служебным положением пользоваться ни к чему, хозяева, в их теперешнем состоянии, и так слова поперёк не скажут. Если как на духу – зрелище-то жутковатое, все застыли в том положении, в котором находились, когда эта сила… Это нечто… Их застало. Дотронься – будет холодно и жёстко, совсем как при касании камня. При том, что внешние признаки оставались неизменными, разве что волосы и одежды не шевелились от трепета ветерка, да зрачки не провожали проходившую мимо Тилану.
«Как же всё это неприятно…» - в очередной раз сказала себе девушка, которой ничего не оставалось, кроме как обкатывать и обтачивать, совсем как волна - валуны на перевале, про себя одну и ту же тему, поскольку ничего иного на ум не шло, а собеседников вокруг не было.
Тилана содрогалась от подобной перспективы всем телом, однако, вновь и вновь недоумевала, почему сама-то она осталась в нормальном состоянии, а не торчит на месте часы напролёт, даже не моргая, как участница игры "раз-два-три, полностью замри" - в которой, кстати, ворожба считалась обычным делом, ибо без неё проигрывали слишком уж быстро. Пожалуй, этот вопрос бился у неё в мозгу ярче и чаще всего остального.
Девушке стало зябко, и, передёрнув плечами, она резко, с некоторым даже раздражением отбросила назад упавшие ей на ключицы пряди волос. Подула, тщетно пытаясь таким манёвром убрать в сторону длинную чёлку. Закусила нижнюю губу. Где-то под грудью, глубоко в теле, шевельнулся нарождающийся спазм, грозивший скрутить ей внутренности в единый нервный ком. Это она, только она и писала в столицу пламенные красноречивые призывы о помощи от лица всего Сыска – и всё пыталась представить реакцию прибывших посланцев, когда они выяснят, что Тилана осталась во всей организации, во всём ГОРОДКЕ одна.
«К такому меня не готовили…» - уныло констатировала факт юная леди. И такое-то бессилие раздражало сильнее всего, - «И что за олухов таких я себе в наставники выбрала?» - подумаешь, на Тёмную Сторону ходить без Стража умеет… Дерево за три секунды одним словом и пристальным взглядом сжигать научилась… Наполнив блюдце водой, в зеркало её превращает… Сказали бы, как бороться с этакой напастью обездвиживающей! Да такое вообще только в фантазиях больных на всю голову древних чародеев, вроде дедушки Фримраха, бывает. О, да, его-то историй она ещё в двадцать-тридцать лет на всю жизнь наслушалась! И там вот, кажется, про подобную болезнь было. Вспомнить бы ещё, кого она не затрагивала, да как с нею бороться… Сама не сдюжит – хоть коллегам из Ехо совет полезный даст…
Но нет. Память отказывалась подсказывать напрочь. И ещё жирная жёлтая четырёхкрылая муха, будто издеваясь, пролетала мимо и раз десять описала круг вокруг Тиланы. Та метнула в неё лиловую огненную искру, но муха оказалась проворнее и увернулась. Девушка выругалась. В первую очередь – на себя, за то, что тратит силы так глупо и бездарно.
Хотя… На самом деле она сейчас ненавидела себя за то, что все её родные и близкие застыли, и Магистры знают, удастся ли их освободить, а она – всё ещё живая, шевелится, видите ли, ерундой всякой занимается и ни минуты не заливалась слезами. Правда-правда, с самого начала так и не смогла из себя ни единой слезинки выдавить.

Пост 4.

Сотни лет Оно пролежало в безвестности на дне моря Укли, никем не тревоженное, порождённое одиночеством чёрной расщелины. Потом чьи-то ловкие, бесстрашные и предприимчивые руки извлекли Его оттуда и продали. Проблуждав по Миру дюжин восемь лет, Оно осело в Ехо Эпохи Орденов. И очень быстро собрало вокруг себя культ. Пожалуй, те странные люди оказались первыми, кто умудрился хоть немного постигнуть Его натуру. И вот тогда-то для Него наступило лучшее время во все дни Его существования. Чествования, регулярные человеческие жертвы… Каждые три дюжины дней Его купали в свежей крови. Нередко отдавали целиком ещё живых людей.
Оно помнило, как перебили всех Его верных последователей. Всех, кто из этих ненавистных приближался к Нему, Оно терзало, рвало на кусочки, пожирало, отправляя в свои недра живьём, кричащих, рыдающих и трепещущих.
Пока кто-то не догадался запереть Его. Эта штука лишь с виду выглядела как шкатулка. На самом деле это была Печать. А теперь крышку открыли и печать сняли. Теперь захлопывай – не захлопывай крышку, если не знать того же заклинания, которое использовал тот колдун, то она уже не замкнётся. Помимо этого, Оно успело окончательно обезуметь, пребывая взаперти, в абсолютно беспомощном состоянии, потеряв всё, чем хоть как-то дорожило – людей, которые полировали Его, кормили, и которым Оно за это сохраняло жизнь и помогало избавляться от врагов.
У Него не было рук и ног – но Оно умело вызывать к себе непреодолимое влечение. Самым страшным было то, что подчинялось лишь тело, а разум, понимавший, что примерно такое происходит, в панике метался по тесной клетке, безуспешно ища хоть какой-то выход. Оно наслаждалось их ужасом, отчаянием, слезами, струившимися по щекам, попытками пошевелить губами в тщетной мольбе. Страх придавал плоти особую пикантность, как острый соус.
Вкрадчивая, сладкая волна проникла в сознания леди и молодого человека, привлекая их, маня, Оно засверкало всеми гранями, открывая столько оттенков и особенностей в простом, казалось бы, чёрном цвете, что оторваться было совершенно невозможно.
И, в этот момент, в помещении оказался кто-то ещё. Сознание камня голодно потянулось и к нему – но в растерянности отпрянуло. Здесь что-то было не так.
«ЧТО ЭТО?!» - отпечаталось в Его горячих глубинах, в самой сердцевине, деловитой и раскалённой, как кузнечное горнило. И впервые за все эти века Ему самому стало так откровенно не по себе, - «Надо начать с него!» - отпустив молодую женщину и второго, Оно всю свою волю и ненависть направило на новопришедшего.

0

42

Актуальные отыгрыши:
1) "А шли бы Вы на Арварох, Магистр..." - "Как скажете, сэр."
2) Иафах должен быть разрушен?
3) "Скажи-ка, дядя, ведь недаром спалили Ехо мы пожаром..."
4) Стажёр Тайного Сыска.
5) "Мы вас любим! Оставайтесь!"

Сетка наиболее востребованных свободных ролей:

ИМЯ

ПРОФЕССИЯ

Апурра Блакки

лейтенант Городской Полиции

Мелифаро

Дневное Лицо Господина Почтеннейшего Начальника

мадам Жижинда

хозяйка "Обжоры Бунбы"

Коба

муракок, старшина портовых нищих

Киба Кимар

поэт

Рогро Жииль

владелец газет "Суета Ехо" и "Королевский Голос"

Манга Мелифаро

путешественник, автор 8 томов "Энциклопедии Мира"

Тотохатта Шломм

Мастер Преследования Затаившихся и Бегущих

0

43

ОСЕНЬ НА "МОСТОВЫХ ЕХО"
http://s1.ipicture.ru/uploads/20130830/3jHtUJwI.jpg

Мы уже облегчили приём канонов, сведя его к одному пробному посту.
Мы разорвали стереотип о том, что упоротыми нельзя оставаться постоянно в Тайном Сыске работают по большей части либо перевоспитавшиеся злодеи, либо те, кто их когда-то ловил (либо то и другое сразу, потому что одни перевоспитанные злодеи потом ловили других, ещё не перевоспитанных). Тут у нас такие милые люди, что вы, что вы…
Мы объявили весь Угуланд Приютом Безумных.
И много чего ещё сделали!
Так что приходите. Патихард только начинается, будет весело! *сказал Безумный Рыбник и сожрал журналиста, снимавшего его на камеру – вместе с камерой*

0

44

http://s1.ipicture.ru/uploads/20130902/j4G427m6.png

сэр Ренц Кублис
контрабандист, мошенник


- Возраст
Родился за 3 года до окончания Смутного Времени.

- Общие сведения:
Какая страна является родиной этого мужчины – тайна даже для него самого. Но по типу внешности можно с высокой долей уверенности предположить, что вряд ли он – уроженец Ехо. Он не терпит постоянства, даже имя ненастоящее и неоднократно менялось. Впрочем, имя "Ренц Кублис" ему нравится, и он старается не марать таковое, связывая с ним криминальную деятельность, действует же через иные псевдонимы.
Хитрый, скользкий, изворотливый проныра. Искренне убеждён, что на свете нет абсолютно ничего, чем нельзя было бы торговать.
Самая крупная сделка – когда под именем сэра Ифлихии Лофтара продал одному из приближённых Короля кусок земли в Ташере, сопроводив куплю-продажу всеми необходимыми документами, печатями и подписями. То, что вместе с землёй злополучный царедворец приобрёл пару дюжин связанных с ней крупных долгов прошлого владельца, который, в связи с ними, был счастлив продать данное недвижимое имущество и пуститься в бега, предприимчивый делец не сообщил.

- Тема пробного поста:
Сэр Ренц обрабатывает очередного легковерного "клиента".

- Предполагаемая внешность:
Акшай Кумар


***

http://s2.ipicture.ru/uploads/20130902/VWY14U3i.png

господин Нифимсихис
производитель меховых изделий


- Возраст
Родился в 10 году Эпохи Кодекса.

- Общие сведения:
Все свои богатства господин Нифимсихис получил по наследству – злые языки поговаривают, что он сам специально для этого перетравил многочисленную родню.
Финансовый магнат с характером, слишком склочным и вздорным даже для изамонца. Он абсолютно не терпит, когда ему перечат, а малейший намёк на угрозу вызывает со стороны этого господина бурю и скандал, которые не все выдерживают. Трёх самых впечатлительных и слабонервных соотечественников Нифимсихис довёл до самоубийства, ещё пятеро сошли с ума, а двое на всю жизнь приобрели нервный тик и заикание. И сам господин Нифимсихис всем этим гордится. Он – по натуре одиночка и высокомерный эгоист, считает себя совершенством и идеальным мерилом для всего и всех. Уверен, что когда-нибудь рынок меховой продукции Изамона будет принадлежать ему одному. Кстати, всё для этого делает, не гнушаясь никакими способами.

- Тема пробного поста:
Господин Нифимсихис доказывает деловому партнёру, что его политика ведения торговли – единственно верная.

- Предполагаемая внешность:
Дмитрий Певцов


***

http://s2.ipicture.ru/uploads/20130902/qXtgQb4Y.png

леди Шимша Вирушта (Майса)
нищая, искательница приключений


- Возраст
Родилась в 3 году Эпохи Кодекса.

- Общие сведения:
В число "верноподданных" Кобы вступила под псевдонимом "Майса". По привычкам и поведению леди заметно, что она – приезжая, однако, сама об этом распространяться не любит, даже до полусмерти напившись "Джубатыкской Пьяни". Вообще, по остаткам достоинства видно, что леди Шимша имеет представлении о поведении в высшем обществе, и уж явно не у бесприютных бродяг родилась. Какие причины побудили её уйти к нищим – неведомо. Но некая глубокая рана на душе, какая-то обида, наличествует, это заметно. Однако, соваться к ней с расспросами небезопасно, леди резка и несдержанна на язык, а, поскольку матерных слов в Ехо без последствий произносить нельзя, она выдаёт такие противоестественные обороты, что бывалые моряки и чернорабочие диву даются. Вдобавок, не чурается рукоприкладства. При этом леди Шимша на самом деле сентиментальна, романтична и чувствительна, скрывает это, считая признаками непростительной слабости, которые приведут её к скоропостижной смерти. Ей гораздо проще и удобнее казаться невоспитанной и грубой, а "Джубатыкская Пьянь" в этом помогает. Леди, собственно, всему предпочитает одиночество и не слишком общительна. Любит разгуливать по Ехо по ночам. Иногда сутками не смыкает глаз, сидит где-нибудь на мосту или под мостом и размышляет, мечтает либо предаётся меланхолии.

- Тема пробного поста:
Леди прогуливается ночью по набережной и вдруг видит, как кто-то тонет в Хуроне.

- Предполагаемая внешность:
Анна Снаткина

0

45

Это вся правда моя, это истина!
Смерть побеждающий вечный закон -
Это любовь моя...


Ребята. У меня есть для вас небольшое напоминание, к которому нам нужно бы подготовиться. ВСЕМ вместе, учтите, что из меня тамада далеко не лучший. Итак... Совсем скоро «Мостовым Ехо» будет год. Да-да, я сам не верю, но это поразительно! Год пролетел для нас столь быстро, и так много хорошего произошло – здесь, с нами, между нами. Мы все стали одной большой семьёй, которая продолжает и продолжает пополняться – разве не замечательно? Были взлёты, были падения, было много-много всего самого разнообразного, но мы живы. И будем жить, правда? Я знаю, что есть место, в которое я вернусь, что бы со мной ни произошло – рано или поздно, так или иначе. И буду любить до потери пульса. Буду восстанавливать из любого состояния – пока есть хоть один человек, которому нужны мозаичные мостовые волшебного города Ехо, я не потеряю веру. Потому что вы – люди, за которых я отдам душу. Поэтому я, несмотря ни на что, здесь до сих пор, и поэтому жив, и поэтому всё ещё умею любить.
Я могу рассказать о тончайших нитях бессмертия, пронизывавших меня на высших пределах радости от моего здесь творчества. Могу рассказать о бесчисленных посещающих меня образах. О Вечности, которая стучалась в мои сновидения. И о крыльях.
Крылья есть у всех, у каждого из нас, и каждый – бессмертен. Не знаю как и почему, но здесь и с вами я этому научился. Я помогу вам летать. Я научу вас доверять огню – и видеть в себе этот огонь. Потому что – он и есть единственная настоящая жизнь.
Вот почему я не хочу, чтобы пламя этого места окончательно умерло. И год… Много это или мало перед лицом Вечности? Во всяком случае, пусть она запомнит этот мимолётный момент. Навсегда запечатлеет в себе.
Любить – сложнее, чем ненавидеть. Это тот труд, на который требуется добровольное согласие, принудить к нему невозможно.
Да, вы совершенно правы. Я упоролся – безграничной нежностью к смеси настоящего и вымышленного. Но разве не сэр Фрай отучал нас видеть разницу между первым и вторым?

Искренне ваш,
сэр Шурф Лонли-Локли.

0

46

Сэр Манга! Леди Хафиз! Анчифа! БАХБА! Вы нужны нам и сэру Мелифаро! Идите к нам, с нами весело.)
И ещё... Кенлех, Хейлах и Хелви! Макс по вам скучает:))) Приходите, и Кофа с Кекки поводят вас по трактирам.)

http://s4.uploads.ru/t/VG9Re.jpg

0

47

https://encrypted-tbn3.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcTSgASBkCQCWTt5bDdHfJKetKDsx0K1qesCrlGs6BKvXrs6x_nl
"Кофейная Гуща" пополнилась новой историей ("Свёрнутые нити").

А Вы, именно Вы, не желаете принять участие в составлении рассказов? Мы будем рады каждому. Честное слово маэстро Франка. Каждому внимательнейшие слушатели, угощение по вкусу и уютная обстановка гарантированы.

Ваш Франк Хоффмайстер.

0

48

https://encrypted-tbn3.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcTSgASBkCQCWTt5bDdHfJKetKDsx0K1qesCrlGs6BKvXrs6x_nl
"Кофейная Гуща" пополнилась новой историей ("Свёрнутые нити").

А Вы, именно Вы, не желаете принять участие в составлении рассказов? Мы будем рады каждому. Честное слово маэстро Франка. Каждому внимательнейшие слушатели, угощение по вкусу и уютная обстановка гарантированы.

Ваш Франк Хоффмайстер.

0

49

У нас конкурс "Тематический пост". Вы можете представить себе бывшего Безумного Рыбника, ныне Великого Магистра Ордена Семелистника в костюме клоуна?! Хотите посмотреть? Это тута.

0

50

Лучшие посты последних дней:

День не задался с утра. Чернильные тучи плотно обложили ясное небо, мешая ему сверкать своей белизной. Так странно было видеть такую непогоду, особенно с последней тенденцией теплых и солнечных дней. В соответствии с тучами, так отчаянно не желающими разродиться уже этим ливнем и освободить небосклон.
Ренива поглядывала в окно, как-то неуверенно перекладывая самопишущие таблички с места на место, видимо, не в состоянии сейчас найти нужную. Это было для нее не характерно, и то ли от погоды за окном, то ли от собственной непривычной рассеянности, леди хмурилась, что между темными бровями пролегала заметная складка. Дом у Моста был непривычно пуст, она пришла пораньше, чтобы сделать дела, которые отложила на сегодня. В срок, как и всегда.
Размеренные шаги возвестили о том, что кто-то из коллег наконец-то соизволил притащить свои конечности на службу. Впрочем, почему кто-то? Как говорят, милого узнаю по походке? Немного романтично, но суть передает верно. Ренива всегда отличала по походке настроение обладателя оной, как и имя, без сомнений.
- Хорошего утра, сэр Шурф! - улыбка как-то сама собой появилась на губах, открыв миру незабвенные ямочки на щеках. Почему-то видя этого человека Ренива всегда улыбалась. Вот только сегодня с ним было что-то не то. Как минимум его выдавало то, что его выражение лица проще опустить в молоко, чтобы то скисло, нежели отнести его к ответному пожеланию утра, какого бы ни было.
- Что-то случилось? - брови снова хмурятся, леди Калайматис уже думает о том, что стряслось в городе, ведь Лонли-Локли не будет просто так растрачивать эмоции понапрасну. Случилось что-то очень плохое, в этом не было сомнений.
А случилось невообразимое. Стоило только сэру Шурфу открыть рот, чтобы сообщить печальное известие, Ренива все поняла. Разве может он прийти на работу без напарника? На работу пришли в один день, быстро подружились. Два сапога пара, сэр Тотохатта ищет, а сэр Шурф доводит дело до финальной точки. Первая мысль была о том, как тяжело же этому мужчине остаться без друга. Без столь близкого друга, который бок о бок через столько с ним прошел.
Как-то неловко Ренива прижала ладонь к губам, мешая себе сказать что-то вслух. Почему-то казалось, что именно сейчас оно ни к чему. Именно сейчас она скажет только глупость. Ненужную, несовершенную и совершенно невовремя.
И лишь потом, спустя мгновение, боль утраты сжала сердце. Она успела привязаться к сэру Тотохатте, как бы мало они не общались. Она ко всем работникам Тайного Сыска привязалась, если быть честной. Мастер Преследования мог улыбнуться так, что никаких слов не нужно. И сейчас ей казалось, что Дом у Моста резко опустел. Призраком, таким же тихим и невесомым, как и всхлип, вырвавшийся откуда-то из глубины ее груди, пробежались перед ней воспоминания о Тотохатте. Уже не существовало этой приставки сэр, уже ничего не существовало. Как всегда, Ренива растворилась в своей боли полностью, ей казалось, что она чувствует знакомый запах где-то рядом.
Леди подняла голову, посмотрела на сэра Лонли-Локли. И резко, также как и захлестнула ее эта ненужная истерика, собрала все мысли в одну кучку. Если ей грустно, то каково ему? Не стоило быть настолько эгоистичной. Это казалось таким беспросветным эгоизмом, в самом деле.
Свинцовые тучи наконец-то разродились отборным ливнем. Он гулко стучал по подоконникам и крышам, стеной скрывая все происходящее в Ехо. А леди Ренива украдкой утирала слезы, как-то не вовремя и, как ей казалось, стыдливо, оказавшиеся на ее щеках.

©Ренива Калайматис

Ощущение странности происходящего так и не уходило, скорее, нарастало с каждой секундой. Вот сэр Макс ломает ручку и открывает замок с помощью магии, обводит взглядом помещение, замечает молодого человека, притаившегося в тени стены, пытается что-то сказать, вернее, спросить, но понимает, что происходит что-то из ряда вон выходящее, успевает подумать о том, что помещение может быть заколдованным, может быть именно поэтому этот человек и сидел тут взаперти? Еще секунда, как выключателем щелкнули. И вот он опять возле двери, вертит в руках сломанную ручку, ругая свою криворукость, открывает дверь, заходит, осматривается, находит, пытается говорить, но не преуспевает в этом, критически осмысливает ситуацию – вон даже хмуриться начал. Но еще один рывок и новая вспышка и снова дверь со сломанной ручкой, которую судорожно сжимает Вершитель. И где-то на краю сознания пульсирует нарастающая боль. В области груди начинает оживать меч Мёнина, все настолько реалистично, что кажется, еще секунда и щекочущие кожу алые капли будут оставлять алые дорожки, пропитывая ткань лоохи. Его оберег разрушает иллюзию, заставляя Макса, еще секунду назад стоящего возле двери и пытающегося открыть дверь заклинанием, недоуменно хлопать глазами, но уже внутри дома. Еще секунда на то, чтобы перевести взгляд на человека и сложить два и два, получая более-менее внятный ответ. 
- Сильно досталось? – вполне миролюбиво интересуется Вершитель, прекрасно помня, что его мирный настрой и улыбка действуют на граждан похуже зверски скорченной рожи, - может все-таки поговорим? С мгновение помедлив, Вершитель проходит вглубь комнаты и берет свободный стул, ставя его так, чтобы было хорошо видно собеседника.
- Правда не такая важная вещь, чтобы ее скрывать, - улыбается и, достав из кармана лоохи сигарету, прикуривает, - неужели так хочется в Холоми? Там, конечно, комфортно, но и в городе есть на что посмотреть.
Не сказать, чтобы Максу был нужен весь этот разговор, вытащить из преступника нужную информацию умел даже сам тайный сыщик, не говоря уже об остальных коллегах, но уж больно не любил он принуждение. И взгляд этот зомбированный удовольствия не доставлял, а уж от фразы «я с тобой, хозяин!» Вершителя вообще передергивало.
- И учти, что чем быстрее все закончится, тем лучше. По правде сказать, я бы сейчас предпочел заняться чем-нибудь более интеллектуальным, например, отмыться от этой гадости, - Вершитель руками указал на масштабы проблемы, то есть свое заляпанное зеленой жижей лоохи, - и завалиться спать. А ты мне все планы портишь, как не стыдно только? Хотя да, как может быть стыдно человеку, который хотел убить совершенно безобидную леди?
Горько усмехнувшись, Макс с внезапной серьезностью посмотрел на задержанного мужчину:
- Радость моя,  я жду чистосердечного признания, кто знает, может быть тогда не стану скармливать тебя сэру Джуффину.

©Макс

Абсурдная, но совершенно естественная ситуация для этого совершенно сумасшедшего Ордена начинала расставаться со своими туманными завесями. Шестерёнки под рыжей копной покачивались, раскладывая происходящее по полочкам. И перманентное словоизвержение в лице Клеххо, отношения с которым у Юука были похожи на связь между двумя закадычными подружками, вынужденными делить одного человека/квартиру/кота/доступ к жизненно важным ценностям/прочее, поскольку лет сорок назад этот болтун помогал вытаскивать Магистра из передряги неприятнейшего свойства, не могло столкнуть причудливый поезд мышления с новеньких рельс. К тому же, Ахарайе уже доставалось от Альи. Собравшейся уходить.
Так её и выпустили. Да-да. Так и пустили на все стороны.
- Куда, - неспешно и отчётливо произнёс Юук. Перед их поклонницей моды рухнули последовательно стена - перекрывала вход и большую часть путей к отступлению, - и потолок - дабы уяснила серьёзность местного недоубийцы. Во всяком случае... точно, куда ему до некоторых. Хотя репутация у Ханоха сложилась вполне себе в меру дурная, в меру ровная. - Никто. Никуда. Не. Идёт. Пока. Или тебя за шиворот держать? Обоих, - уточнил колдун, мимолётно скользнув взглядом по начинающему поэту. Ну да, от сего рассеянного ожидать стоило не то что подпольный перенос чужой скрипки, но и самозабвенное потрошение чужих же полок с поэзией. - Напугали бедное существо, вон, даже умолкло. Ахарайя, ты всё равно ничего не делаешь, принеси, будь добр, - сарказм из голоса сэра Юука можно было черпать вёдрами, однако ничего особенного из его уст не исходило, - принеси те плоские чёрные штуковины со звуками. Ну, для которых нужен тот чудной ящичек с иглой и раструбом. Но не тот жуткий жужжащий ящик! От него только шум один, да ещё и шипение.
В некотором роде оставалось только вытащить Кайхо из тисков Тиссаны - что заняло секунд сорок, поскольку пришлось расцеплять цепкие пальчики - да от избытка чувств доломать потолок при помощи процеженного сквозь зубы ругательства. Теперь Мастеру Странствующему точно не было где валять дурака, поскольку вместе с куском перекрытия провалилось приволочённое Клеххо и успешно оприходованное кресло-качалка, тумба и ваза с букетом.
- Грифона домой, трещины заделать. Руками! Потолок, так и быть, сам могу починить. А ещё... о, Ахарайя, ты уже? Или даже не уходил? Впрочем, давай ты спляшешь в изамонском костюме всю дорогу до "Обжоры" и принесёшь мне печенья. Алье камры. Остальным, - дежурный хмыкнул, - активная трудотерапия при помощи собственных умелых ручек и пустых голов.

©Юук Ханох

Реакция экс Мастера Пресекающего, что и сказать, была, мягко говоря, удивительной. Таким проникновенным тоном, с убийственной серьезностью,  за такой пустяк, мог разве что Мелифаро говорить, да и то, в качестве  издевательского представления, как он это любит. Впрочем, совсем не обидного.  Когда же перед тобой не Мелифаро, а непоколебимый и всегда серьезный сэр Шурф... Сказать, что Нумминорих на какое-то время впал в ступор, значит не сказать ничего. В какой-то момент, в голове даже промелькнула мысль, что это на самом деле сон, но нет, Кута отлично помнил кто он такой, а привычные заученные строки легко всплывали в памяти.  Впрочем, долго стоять столбом нюхач не стал.  Ну, подумаешь, не типично немного, и что теперь,  главное, что собеседник доволен, и что еще не менее важно, так это то, что такая манящая прогулка в поселение буривухов все же будет иметь место. Кута едва сдержался, чтобы не начать вприпрыжку носиться по пузырю.   Это было  не очень удобно, все-таки это небольшое закрытое пространство, не разгонишься особенно, поэтому пришлось ограничиться счастливой улыбкой.
-Да ерунда. Я так рад, что мы все-таки там побываем. Это же такой уникальный опыт, и вообще, такой шанс выпадает нечасто. А может, может,  там даже птенцы будут, хотя, конечно вряд ли буривухи бы согласились к ним кого-то подпустить, но все равно здорово. - В любом случае, это была отличная возможность и очень хорошо, что все вот так замечательно складывается.
Запах моря становился все сильнее. Пузырь Буурахри  уже через минут десять будет лететь над открытыми просторами воды. Запахи моря, водорослей, влажного ветра приятной истомой проходили по мозгу, стараясь унести в мир блаженства и отключить все, что способно думать. Что вообще может быть лучше этого? Нумминорих слышал, что люди сходили с ума просто живя у моря, собственно, не так.  В эту бушующую стихию просто невозможно не влюбиться, не зря же пираты не могут находиться долго вдали от моря, не зря те, кто когда-то родились на побережье, рано или поздно возвращаются к нему.
-Море. Получается, уже через несколько дней мы будем над  Уандуком. Я вот никогда раньше море с высоты не видел, только с палубы корабля. Жаль, мы только на пиратов в воздухе не можем нарваться, это было бы очень весело и интересно. - Кута мечтательно улыбнулся, представляя себе  переговоры, или еще лучше небольшое, пускай символическое сражение с пиратами. Или, может, даже, просто дружеская встреча с сэром Анчифой, который так любезно подвез его и леди Кегги Клегги до Ехо.  -Я правильно понимаю, что Вы морем не путешествовали? Насколько меня память не подводит, наши коллеги, что-то такое про корабли говорили... Было бы здорово увидеть китов, это ведь хорошая примета, и вообще, как можно больше впечатлений от такого перелета с собой унести.

©Нумминорих Кута

Хотите прочесть больше?
Приходите!

0

51

ЛИСТ ВАКАНСИЙ МАЛОГО ТАЙНОГО СЫСКНОГО
ВОЙСКА ГОРОДА ЕХО

№1.
Внимание, внимание!
У нас освободился великолепный, непостоянный, сияющий
СЭР ДЖУФФИН ХАЛЛИ!

Тайный Сыск стоит на ушах без своего господина и повелителя!

http://s4.uploads.ru/t/fzitj.jpg
Найдитесь, пожалуйста, сэр, я с ними уже не справляюсь. © Лонли-Локли.
Камры закажите, а? © Мелифаро.
А я что, рыжий что ли, отвечать за этот бардак? © Сэр Макс.

***

№2.
Буривухи ищут сэра Луукфи Пэнца.
http://s4.uploads.ru/t/asq3t.jpg
Обнаружившим нечто похожее просьба обращаться в Дом у Моста, в Большой Архив. Награда гарантирована.

***

№3.
Сэр Тотохатта Шломм, долго ли Вы ещё намерены прохлаждаться и ничего не делать? © Лонли-Локли.
http://s4.uploads.ru/t/E60uD.png
Нам нужна Ваша помощь. © Ренива Калайматис.

0

52

http://s2.ipicture.ru/uploads/20130924/OMmPRRjq.jpg

0

53

"МОСТОВЫМ ЕХО" ГОД!
Пьём. Гуляем. Веселимся.

Ну что ж, это великолепное ощущение, когда уже год прошёл, а для нас всё как будто только-только началось. Спешу сообщить, что наши двери по-прежнему открыты всем чудесам, так что приходите-приходите, обязательно, мы ждём вас с нетерпением.

НАМ ВСЁ ЕЩЁ КРАЙНЕ СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТЕННЕЙШИЙ НАЧАЛЬНИК ВЕЛИЧАЙШЕГО БЕДЛАМА ЕХО, ТО ЕСТЬ – ТАЙНОГО СЫСКА:
СЭР ДЖУФФИН ХАЛЛИ!

0

54

Видим вас, как наяву, леди и джентльмены.
К нашему величайшему сожалению, великолепная леди Сотофа Ханемер покинула нас.
В связи с этим мы ищем на ролевую хорошую замену на роль этой прекрасной женщины.

http://4put.ru/pictures/max/202/621624.jpg
Обязательно необходимы:
1. Наличие чувства юмора.
2. Умение писать грамотные и содержательные посты не менее чем в 1500 знаков (с пробелами и знаками препинания).
3. Возможность регулярного онлайна.
4. ПРИНИМАЕМ НА РОЛЬ ПО ДВУМ ПРОБНЫМ ПОСТАМ. Темы: а) отъезд леди Сотофы из Кеттари, разговор с Джуффином, её настроение и причины совершённого выбора; б) знакомство леди Сотофы и Великого Магистра Нуфлина Мони Маха.

0

55

http://s2.ipicture.ru/uploads/20131006/7bBM4I3B.jpg

сэр Лимбалис Кагухарра
Старший Магистр Ордена Семилистника


http://s2.uploads.ru/iP3co.png

- Возраст
Родился за 387 лет до начала Эпохи Кодекса.
- Общие сведения:
Избалованный любовью женщин (и как минимум некоторых мужчин) высокомерный сноб, который равными себе признаёт только несколько других Старших Магистров да Нуфлина Мони Маха. Донельзя амбициозен, втайне мечтает о том, чтобы когда-нибудь, в один прекрасный день, занять кресло Великого Магистра Ордена Семилистника.
Любит хорошо поесть и выпить – правда, ни разу не позволял застать себя в нетрезвом состоянии никому из коллег. В связях на одну ночь не слишком разборчив, было бы лицо смазливым, да опыт хотя бы какой-никакой – не потом у что не хочет "попортить" хороших девушек, впрочем, равно как и юношей, вот уж никогда не водилось за сэром Лимбалисом никаких благородных представлений, скорее уж – наоборот, более аморального человека на важном посту представить сложно. Просто с теми, у кого никогда ничего не было, неинтересно, они обычно стесняются и мало что могут предложить…
Часто пользуется служебным положением, чтобы давить авторитетом и властью на других людей. Повысить на кого-то голос ему – как нечего делать.
Многие наблюдали у сэра Лимбалиса признаки мании преследования, а также кровожадности и жестокости, граничащей с откровенным садизмом во имя наслаждения мучениями жертвы. Правда, после наступления Эпохи Кодекса давать себе волю в этом стало сложнее, однако, Магистр находит способы удовлетворить свои сомнительные наклонности… Его острый, изобретательный ум изобретает подчас такие сложные схемы подчинения себе людей, что Макиавелли, вполне возможно, позавидовал бы.
Многим крайне интересно, произнёс ли Магистр Кагухарра хотя бы пять правдивых слов в одни и те же сутки.
- Тема пробного поста:
До одного из Младших Магистров дошли сведения, которые, вероятно, могут стоить Магистру Лимбалису его должности в Ордене. Сэр Кагухарра использует все рычаги влияния на молодого человека, дабы заставить того молчать.
- Предполагаемая внешность:
Джон Траволта.

0

56

Зачем скучаешь во тьме ночной?
Закрыта книга, осталась боль.
Что ты отдал бы за путь туда?
Но разрешима твоя беда.
Послушай - ветер тебе поёт,
Он манит тайной, в мечту зовёт,
Он пахнет ночью волшебных звёзд,
Он чьё-то сердце с собой унёс.
Зачем нас, ветер, с собой зовёшь?
Ты нас обманешь и пропадёшь…
Но нет, не тает дорога в миф,
Иди по рельсам, себя забыв.
Пятном зелёным метнётся Дверь
Тебе навстречу, ты лишь поверь.
Но ты решишься ль за Дверь шагнуть?
Каким же станет дальнейший путь?
И только ветер продолжит петь –
Он приглашает вас посмотреть.


И очередная подборка лучших постов:
1) Мастер:

Читать пост.

Ненависть. Жгучая, саднящая в горле, скручивающая внутренности в раскалённый металлический жгут, слепая, заставляющая давиться самой собой ненависть. Когда готов вгрызться насмерть даже в звук имени. Когда для тебя под солнцем есть место для кого угодно, но не для выродка, которого ты бы с удовольствием уничтожил собственными руками. Чудовище. Вымесок непонятно каких кровей. Нечеловеческая [цензура]. Таким не место на свете.
Страх. Сотрясающий естество, пронзающий насквозь, лишающий разума и самоконтроля. Но страх, обратившийся в ярость. Загнанная в угол крыса набросится на ловца-кота.
«Сэр Макс должен умереть…»
Он решил так уже три дюжины дней назад, и всё это время обдумывал план. Хотелось сделать побольнее, но он, будучи не совсем глупцом, понимал, что до людей, которыми дорожит Макс, ему не добраться. Практически все они работали в той же треклятой организации и были добычей не по зубам. Чтобы захватить кого-то из них, пришлось бы выложиться так, что на самого сэра Смерть на Королевской Службе уже не хватило бы.
Полумер не будет. Ему мало, если тот останется калекой, или утратит разум и загремит в Приют Безумных. Недостаточно, оскверняющего своим обликом человеческий род необходимо казнить. Это не обычный смертный, они такого не могут. Управлять волей мертвецов – и вообще абсолютно любой чужой волей. Излечивать обречённых. Убивать, вставая на след. Плеваться ядом. И – чтобы так везло по жизни… Не бывает! И кому всё это досталось? Неудачнику из Пустых Земель?! Ха… Ха-ха-ха! Судьба бы ещё обезьянам свои дары вручать решила! Хотя… Сколько правды в этой пафосной и громкой легенде, считающейся официальными данными?
Зависть? Не позволяющая освободиться духом и мыслями, быть свободным, самим собой, зависть? Желание стать как кто-то иной, а, если не выйдет – уничтожить раздражающее бельмо на глазу?
Вот скотина… И как такого почва под ногами носит, почему небо не сожжёт, метнув молнию?
Он столько сил потратил, чтобы выманить этого парня. Он был бы готов положить весь Ехо, если бы это могло помочь расправиться с Ночным Лицом господина Почтеннейшего Начальника-ля-ля-ля. Без малейших колебаний. Отказался бы от всех надежд, от тела и разума, от души, исчез бы – только бы знать, что и этого урода также не останется на земле.
Когда ОНО топталось на его следе, он искусал губы в кровь, стискивал зубы насмерть – и терпел, терпел, терпел. Ярость и отвращение выволакивали его из цепких лап сердечного приступа. Бывают эмоции, которые способны победить смерть? По крайней мере, в его случае они смогли таковую отсрочить.
«Ну, давай же, выходи, я жду тебя…»
Гибель и разрушение, плетением пляшущие на кончиках пальцев. Он был готов стереть в небытие кусок реальности, вместе с самим собой и сэром Максом. Конечно, на уровень сэра Лойсо Пондохвы не претендовал, куда там нам до величайшей легенды в истории после Короля Мёнина, но уж на несколько метров в диаметре его хватит. Более того, готовность ради дела пожертвовать собой также придавала весомости происходящему. Это тоже мощь. Могущество самоотречения ради поставленной задачи – страшная вещь. Когда человеку абсолютно нечего терять, и он не собирается попусту болтать, а также выслушивать чужой трёп, позволяя заговорить себе зубы. Пусть только покажется – и он отпустит себя на волю. Всё это, копящееся внутри него. Будет взрыв. И осколки бытия, проваливающиеся в никуда. А успеет ли мальчишка что-то предпринять? Азарт. Да. Он ощущал азарт, по накалу граничивший с вожделением. Помериться силами с тем, кого считают едва ли не опаснейшим живым созданием в Ехо, а то и во всём Соединённом Королевстве. Те немногие, кто может оспорить данный титул, хотя бы являются людьми…

2) Макс:

Читать пост.

На него дыхнуло предрассветной морозной свежестью леса и, хоть это и было всего лишь видение, мимолетное и неуловимое, оно было до того реалистичным, что Макс поежился. Чудики уходили, они постепенно тускнели, но он все еще слышал их голоса, а может и не их голоса, а всего лишь шелест листьев леса, столь нагло протянувшего свои ветви-руки в эту комнату? А потом, сэр Макс не смог бы точно сказать, как это произошло, голоса зазвучали в его голове, на манер безмолвной речи. «Инструкция», - улыбнулся Вершитель. Столь неожиданный подарок от его мохнатых знакомых был очень кстати, ведь теперь можно было не терять времени, пытаясь наобум отыскать чародея, а идти туда, куда ему указали эти существа.
- Спасибо, - прошептал Вершитель, все еще ощущая какую-то странную опустошенность после произошедшего. Но тут заклинание распалось и ему стало не до эмоций: глаза, привыкшие к уютной темноте комнаты, яростно защипало от света и Макс крепко зажмурился, давая несчастному себе несколько минут на то, чтобы привыкнуть к солнечному свету.
Чертыхнувшись, Макс, все еще несколько щурясь, прошел к двери и неуверенно выглянул в коридор. Чудикам он верил, а вот колдуну – нет. Что стоило этому безумцу сотворить еще какую-нибудь магическую гадость, но уже в других комнатах? «Ничего и, главное, это помнить», - сделать мысленную пометку, но все равно про нее забыть. В некоторых случаях Макс был чрезвычайно необязательным и скорым на решения.
Как и было обещано, за дверью действительно оказалось три лестницы, на любой вкус, как говорится. Центральная лестница вела наверх и, как думалось Максу, вывела бы его на крышу, а может и не вывела бы: Вершитель до сих пор решительно не понимал на каком этаже он оказался, а времени выяснять такую пустяковую, по сути, деталь у него не было. Из двух оставшихся лестниц сам Макс выбрал бы правую, она выглядела более крепкой и новой, часто используемой. Непроглядная темнота в ее недрах могла натолкнуть на мысль, что именно там и вершатся темные дела. Но у него была инструкция, и он решил ей следовать, а потому начал неуверенно и аккуратно спускаться по левой лестнице. На ступеньках тут и там были какие-то пятна непонятного происхождения, но Макс не жаловался, его лоохи тоже выглядело не самым новым, да и сам Вершитель был на редкость потрепанным, благо хоть не пожеванным.
За лестницей коридор со скрипучими половицами, по которым ступать нужно было как можно тише, чтобы не выдать себя раньше срока. Оказавшись нос к носу с дверью, Макс застыл в нерешительности. Когда-то давно ему говорили про то, что люди в Ехо иногда болеют безумием, но Вершитель ни разу еще не мог достоверно сказать, болен человек или нет. Однако сейчас понял: болен -  из-за двери разило безумием, можно было только удивляться, как чародея не порвало в лоскуты от собственной злобы.
Значит именно поэтому он и не ушел, пока была возможность. Макс держался за ручку двери и в нерешительности покусывал губы: было бы безумием войти сразу, человек, скрывавшийся за дверью, был готов на все, включая любую подлость, и вряд ли погнушался упустить такую хорошую возможность для устранения тайного сыщика.
Правда у Макса был один план, но в его действенности убеждаться или разочаровываться придется в полевых условиях: ничего подобного Вершитель еще не делал самостоятельно. Для кого-то это заклинание было простым и понятным, для Макса – чуть ли не верхом творчества и мастерства. Но, как ни странно, получилось: рядом с Вершителем стоял примерно такой же сэр Макс, разве чуточку побледнее. Люди, которые знали ночное лицо почтеннейшего начальника тайного сыска, разумеется, отличили бы подделку от оригинала,  но Макс уповал на то, что человек, от которого так разит безумием, не станет вдаваться в детальный анализ облика сыщика, а поступит, как и любой среднестатистический психопат, то есть ринется кромсать и убивать. Вздохнув, Вершитель открыл дверь, пропуская в комнату свою чуть прозрачную копию.
- Ну давай, друг, не подкачай, - первый ход сделан, остается только ждать ответного шага чародея.

3) Шурф Лонли-Локли

Читать пост.

Услышав однажды, что Стражи способны видеть вещи такими, каковы они есть, сэр Шурф как-то упустил из виду, что способность эта у сэра Мелифаро может являться латентной, следовательно, её необходимо пробудить и натренировать. Даже природный дар необходимо взращивать в себе, иначе таковой так и останется никому не нужным зародышем. Зерном, не сумевшим без должного ухода прорасти. Соответственно, Лонли-Локли не пришло на ум, что коллега, вероятно, не понимает, чем он таким занимается.
-Если бы ты видел, сколько заклятий и какой мощности автор нашего сегодняшнего затруднения повесил на дверь, ты бы одобрил мой выбор, - сухо проронил свысока Мастер Пресекающий, смерив коллегу тем самым взглядом, каким, наверно, генерал Бубута Бох должен был созерцать содержимое центрального элемента его любимого заведения, - Кстати, ты можешь. Если должным образом настроишься. Сэр Мелифаро, пожалуйста, предприми какие-то усилия в этой области, мне вовсе не кажется привлекательной перспективой хоронить твои останки. А это тебя точно ждёт уже сегодня, если ты не научишься распознавать колдовство нашего гостеприимного хозяина. Хм… - он задумчиво прищурился, сверля напарника ничего не выражающим, но как будто стремящимся "просветить" насквозь взглядом, - Может быть, наденешь мою защитную рукавицу и дотронешься до стены в любом не очищенном мной месте? Эти руны нейтрализуют действие Перчаток Смерти, они не пропускают ни крупицы вредоносной магии. Прблемой может стать твоя восприимчивость - поэтому не забудь оставаться на границе и помнить, что всё происходит не с тобой. То есть – присутствовать в Мире ровно настолько, чтобы ощутить присутствие магии, распробовать её на вкус, но не позволить ей воздействовать на тебя. Дальше визуализация должна сработать сама собой. А, научившись этому единожды, ты всегда сможешь этим пользоваться, - насущная необходимость, как ни крути.
Он по-прежнему смотрел на сэра Мелифаро так, как будто принимал у него выпускной экзамен.
-Попробуй сейчас, пока мы ещё не вступили на чужую территорию. Там, за этими стенами, обучение будет стоить тебе гораздо дороже… А я, если ты помнишь, не вполне надёжный телохранитель, - он был склонен потерять скорее лишнее время, чем драгоценную жизнь их штатного сэра Стража.
Шурф не исключал, что за ними могут наблюдать, но ему было почти безразлично мнение того, кого он в любом случае собирался либо арестовать, либо уничтожить, если взять живым не выйдет. И – нет, он не думал, что тот сбежит, пока Мелифаро тренируется. Всё-таки аура ощущалась, и самомнение её хозяина зашкаливало за горизонт и возносилось выше горных пиков – даже орлам не снилось. Такой не побежит со своей территории, которую воспринимает как свою вотчину. Ну, разумеется, подготовит условия для игры по собственным правилам. Но на то они и Тайные Сыщики, чтобы справляться с любыми сюрпризами.
На сердце было тревожно и тяжело. Позволять Мелифаро разделить судьбу Тотохатты Шломма Лонли-Локли ни в коем случае не собирался. Даже если придётся разнести всё это грешное здание в мелкую труху и пыль и выволакивать наружу Дневное Лицо сэра Джуффина Халли за шиворот. Шурф и пинком по Тёмному Пути товарища  отправить мог, и кувырком в окно вышвырнуть – предварительно испепелив раму и стекло, вместе с оплетавшей их магией.

Читать пост.

В разрешении, выписанном на имя Юука Ханоха, стояло "без ограничений ", и тот был одним из весьма немногих людей, которым Лонли-Локли выдал такую бумагу, не задумываясь ни на секунду.
-Назвать этот этап моей жизни по-настоящему угнетающим, конечно, нельзя, однако, практически всё время уходит на работу. Вы бы только представили, в каком виде остались здешние дела после Магистра Нуфлина… - Шурф покачал головой, - Во всяком случае, как минимум две трети мне пришлось переделывать с нуля, приводя к удобной мне системе… Вернее, вообще к системе, потому что её как таковой практически не было, исключения – разве что ученицы леди Сотофы Ханемер да эта библиотека… Да, кстати, какие разделы Вам показать? – некогда леди Сотофа сказала, что здесь нет ни упорядоченности, ни указателей, однако, определённая логика в устройстве при ближайшем рассмотрении всё-таки обнаружилась – каждая книга располагалась на таком месте, которое ни дать ни взять было идеально рассчитано именно под неё. Не исключено, что книги сами объясняли, как их надлежит расположить… Именно благодаря этому здесь царила та атмосфера, которая раз и навсегда покорила Лонли-Локли во время самого первого его посещения этого удивительного места, - Как раз после визита в это книгохранилище я и завёл привычку вежливо и уважительно обращаться даже с книгами, на первый взгляд не наделёнными личностью. Раньше это были не более чем обыкновенные бережливость и аккуратность по отношению к представляющему собой некоторую ценность имуществу.
Шурф знал, что им всегда приятно, когда с ними общаются, когда проявляют ласку и почтительность. Книги бывают капризнее детей и обидчивее молодых дворян благородной крови, из тех, которые на любое неудачно брошенное слово готовы метнуть дуэльную перчатку. У книг бывают мечты, и только они сами знают, что им грезится, когда они тоскуют на полках без читателей.
-Я не собираюсь ограничивать доступ в библиотеку образованным людям, - ощущалось, что в этом вопросе он не уступит, даже если за него возьмутся разом все без исключения дожившие до сих дней Магистры,и Старшие, и Младшие, и с неопределённым статусом, прозванные Магистрами формальности ради, вроде сэра Хаббы Хэна, - За исключением разве что пары особых секций, которые могут заинтересовать лишь публику узкого профиля,  а остальным попросту без надобности. Книгам необходимо внимание, а гражданам нужно учиться. Раз уж теперь запреты на высокие ступени колдовства не имеют юридической силы, без обновления системы образования обойтись не получится. Иначе хаос может воцариться такой, что пожилые горожане решат, что возвратились Смутные Времена во всей их разрушительной красе.
Было заметно, что идея насчёт обучения, причём не только молодёжи, а вообще всех желающих – были бы способности да рвение, - крепко засела у Лонли-Локли в голове, и он не успокоится, пока полностью её не реализует, добившись, чтобы она могла складно и ладно функционировать даже после того, как он перестанет отвечать за наблюдение за деятельностью нового режима.

Читать пост.

Хельна была так изранена и измучена, что не вдруг можно было и сообразить, как к ней подступиться, как прикоснуться, чтобы это не оказалось последней каплей и трепещущая птица-душа не рассталась с искромсанной, изувеченной оболочкой. Это было хуже удара под дых, выбивающего воздух из лёгких, хуже, чем оглохнуть, ослепнуть и онеметь разом, потому что в миг, когда Шурф увидел жену в таком состоянии, ему показалось, что ничего не было и не будет – вообще, никогда. А на самом деле существовала лишь это выгрызающая путь наружу сквозь беззащитную плоть и разрывающая сердце на крохотные лоскуты, которые больше ничем и никак не удастся склеить – любая физическая боль в сравнении с этим показалась бы Лонли-Локли ничем таким, что заслуживало бы внимания.
Однако, позволить отрицанию реальности происходящего захватить его рассудок Шурф не мог. Напротив, до ярчайших мелочей он заставил подлинность окружающего мира проступить, проявиться вокруг него. Он должен, обязан удержать хрупкую, уже готовую порваться тончайшую нить, на которой ещё как-то удерживались жизнь и рассудок Хельны.
С такой осторожностью, нежностью и заботой новорождённых младенцев на руки не берут, как он приподнял её, очень медленно, плавно, не зная, что у неё повреждено – о, грешные Магистры, нет, не так, скорее, что НЕ повреждено! – и стараясь избежать причинения ей хотя бы малейшей новой боли. Как убедить несчастный организм не сдаваться? Шурфу стоило просто примериться к нему прикосновением заклинания, даже не то что использовать, чтобы понять – так делать нельзя. Ни в коем случае. Он, вообще, неплохо представлял себе, что с ней сейчас происходит и почему сознание отключилось – вот истинное милосердие, если бы не это, она бы уже, скорее всего, была мертва… Всё, что было можно – это наколдовать из подручных материалов медицинские принадлежности, вроде тех, каковыми оказывали помощь раненым и калекам в странных фильмах, привезённых сэром Максом из далёкого Мира. Остановить кровь и зафиксировать хотя бы некоторые повреждённые части тела – например, руки и ноги, - в положении, наиболее близком к нормальному, естественному. И Мастеру Пресекающему было глубоко наплевать, сколько зрителей пялится на это бесплатное представление – пока они не суются ему под руки, а вот тогда он бы пришиб всякую помеху, даже не разбираясь, кто и почему лезет.
Правда, даже сделав в таком смысле всё, что было в его силах, Шурф не сразу решился её транспортировать домой. Кстати говоря, неизвестно, как отреагирует наложенная на Хельну магия на тот же Тёмный Путь. Придётся стандартным способом - вызвать амобилер. Что он и сделал. Но тот ещё следует дождаться.
В эту минуту Лонли-Локли отчётливо понял, что не собирается отпускать любимую. Она нужна ему. И, если придётся-таки уйти с работы и направить все силы на заботу о ней – он это сделает. Посторонние люди, которых нанимают за деньги, не помогут, Хельна зачахнет без единственного, что, возможно – только возможно, но почти обезумевшему от боли и ужаса Шурфу больше не на что было уповать, - сумеет её вытащить. Постепенно, огромными трудами, но, тем не менее…
«Нет. Ни за что, поняла, ты, ненасытная [цензура]?!» - он неописуемо обозлился на старую суку-Смерть, которая уже не впервые повадилась соваться к тем, кто ему дорог, - «На этот раз ничего ты не получишь, стерва. Даже не рассчитывай… Что бы ты ни делала, не выйдет!» - может быть, хоть теперь ему наконец-то удастся остановить эту древнюю бессмертную дрянь вовремя?! Да, он уже задержался и уже опоздал, но, может быть, ещё поправимо…
А поникшая голова Хельны теперь покоилась у него на плече, и он вглядывался в её лицо, улавливая даже такое слабое дыхание и замирая, потому что каждый вздох мог оказаться для неё последним. Ему даже было безразлично в этот момент, кто мог устроить ей подобное, какая, к драным вурдалакам, разница, если её не станет?! Надо помочь ей задержаться на недостойной её земле, устроившей ни в чём не повинной ласковой девочке такое чудовищное испытание – он не готов её отпускать. Всё остальное – потом.
У него сорвался голос, и он смог только надорванно, как будто это над ним издевались, а не над Хельной, хрипло шептать:
-Хельна… Пожалуйста… - Шурф никогда в жизни ещё не говорил таким умоляющим тоном, он был либо завоевателем, либо исследователем, но уж точно не робким просителем, - Не оставляй меня, - поймав себя на том, что удерживает слёзы, он даже не был раздосадован данным фактом – да пусть текут, если захотят, он прежде ни над кем ещё не плакал, так пусть сегодняшний день искупит сразу все, - Я люблю тебя… - да, даже в таком виде она оставалась для него самой красивой женщиной из всех, кого он когда-либо видел. И не изменившаяся в худшую сторону внешность заставляла его в буквальном смысле трепетать, так, что кровь застывала в жилах, а дышать становилось почти невозможно - а мысль о том, каково ей приходится, - Ты мне необходима...
Не больше жизни, нет. Но, пожалуй, так же горячо. В какой-то мере Хельна была очень значимой составляющей того, что представляло собой, собственно, его жизнь. Лонли-Локли не хотел снова долго и упорно, из одной лишь настойчивости и неумения отступать, выкарабкиваться из обломков и пытаться снова налаживать хоть что-то – отлично понимая, что ничего никогда не станет прежним, и что часть его навсегда останется позади. Он знал, что умеет принимать потери, но не хотел пользоваться этим горьким талантом.

4) Юук Ханох:

Читать пост.

Больше всего, наверно, не повезло тому, кто относил приглашение. Его же не предупреждали о возможном ужасе. Что придётся передавать бумагу кому-то... кому-то. Оно было высоким, с отсутствующим выражением лица, с испачканными в весьма похожей на кровь субстанции руками, скальпелем и немым вопросом. Мол, чего явился-то, отвлекаешь от дела.
"Какие-то слабонервные пошли сейчас люди", - закрывая дверь, решил про себя Юук. Подумаешь, испачкался. Странно было бы обратное, поскольку тут рыжий Магистр смутно начинал подозревать, что, кажется, процесс идёт несколько не так, как нужно... Правда, мало кто объявляет спросонья на весь дом планы на вскрытие очередного несчастного земноводного. Которое, как пить дать, будет проводиться на кухонном столе. Зачем он там ещё-то? Именно, для манипуляций с острыми предметами над тушками любого состояния. "А, что он принёс-то, этот дёрганый скучный живой..." - И вот здесь он выпал на несколько секунд из окружающей реальности.
После чего, издав в параллельной реальности боевой восторженный вопль, поскольку в этой промолчал, целеустремлённо занялся переворачиванием дома вверх дном. Таки Иафах со скрипом и тягучими оговорками можно кое-как прилепить к "общественным местам", потому и вид внешний должен соответствовать. Впрочем...
"Превратить лист бумаги в распотрошённый по всем правилам лягушачий трупик, веточку - в окровавленный скальпель, птицу", - с шкафчика как раз радостно щебетала одна бумажная, - "на голову, будто бы гнездо, наколдовать иллюзию крови на лоохи, сапоги не на ту ногу... Ох!" - Лицо закрывается мохнатой тканью снятого с вешалки лоохи, потому что колдун гогочет в голос, утирая весёлые слёзы, всхлипывает от смеха, трясётся, пока воображение расписывает грядущие события.
"Нет, повеселились и хватит". - Вздохнуть, перевести дух, хихикнуть и в кои-то веки взвыть от икоты, испугавшейся и быстро сдавшей захваченные было рубежи.
Идти? Нет, ни в коем случае, есть же такое крайне удобное тёмнопутное топтание между там и здесь. Ладно, птаха от первоначальной сумасшедшей идеи осталась. Не хотелось бросать единственную адресную.
"Типичная бюрократия", - думал посетитель, следуя за дежурным адептом Семилистника. Туда, сюда, немножко направо, налево, прямо, прямо, прямо, вниз, вглубь, запутаться в пути, ну и ладно, ему-то не возвращаться, дорогу как-нибудь отыщет, планировка резиденций типична, поскольку имеет много общего, вперёд, ещё вперёд, по прямой, до двери...
Может, внешне Юук был спокоен. Когда пробирался, даже скорее просачивался, за дверь, ни единый жест не выдал волнение. Так, слегка побледнел. По сравнению с обычной бледностью, зависящей от образа жизни.

5) Хельна Лонли-Локли:

Читать пост.

Никогда - ни до, не после - Хельна не знала ТАКОЙ боли. Она просто не догадывалась о том, что подобное бывает. Если бы Шурф мог описать то, что происходило с ним во снах при непосредственном участии магистров Кибы Аццаха и Йука Йуггари, то симптомы были бы похожи на то, что сейчас ощущала девушка. С поправкой, конечно, на пол и выносливость. Скажем так - сейчас Хельне было так же паршиво, как если бы ей достался женский вариант приключений мужа.
Как чувствуешь себя после нескольких часов пыток? Хороший вопрос. Пытки разные бывают. Одним иголки под ногти суют. Других калёным железом тычут. Третьих на куски режут. Казалось бы, что такого делали с леди? Всего-то шарахали чем-то вроде молнии. Это ей так виделись заклятья Ардиса. Но адская боль, как сказал бы сэр Макс, похожа на удар тока. Хорошей такой мощности.
Истерзанная Хельна пришла в себя спустя вечность. Ей потребовалось несколько минут, чтобы осознать, что пытки прекратились. Что никто не мучает её больше... кроме боли, получившей свою жертву в полное и безраздельное владение.
Боли, которая поселилась везде. В каждой клеточке тела, в каждой капельке крови, оставшейся ещё в венах, в каждом вдохе.
Голос умер, надорванный ещё во время мучений, сорвавшийся в одном из диких криков там, на мостовой с кровавым фонтаном. Даже шевелиться искалеченная жертва не могла. Просто не было сил. Дышать - медленно, коротко, какая там дыхательная гимнастика! - ещё хватало сил. Шевелиться, смотреть, осознавать происходящее - уже нет. И хвала магистрам. Потому что понять, осознать, вспомнить всё, что было, - задача и для более сильного существа почти непосильная. А уж для домашней девочки, привыкшей к каменной стене в лице мужа, тем более...
С самой Эпохи Орденов на Гребне Ехо не видели такого зрелища - девушка в мокрой, изорванной, измятой, грязной одежде, клочьями прикрывающей окровавленное, изломанное тело, лежит на мосту. Длинные волосы - наверное, красивые, когда чистые и уложенные в причёску, а сейчас встрёпанные и слипшиеся от крови - вороньим гнездом сбились на голове. Поза напоминает рисунок безумного художника - потому что нормальные не рисуют людей так, словно их пытались вывернуть против всех законов природы и физиологии. Одна рука бессильно отброшена в сторону, опухшая и покрасневшая в запястье. Вторая безвольно лежит вдоль тела.
Бедная девочка ещё не знала, что в процессе пыток оказался сломан позвоночник, и ходить она не может. Никто не сообщил ей и о том, что мир, разозлённый перенасыщением магией, поставил что-то вроде прививки... нет, скорее аллергии на магию. Поэтому лечить её не возьмётся ни один знахарь - в этом мире точно.
Хельна медленно умирала на залитом вечернем светом мосту. Она даже не почувствовала чьего-то присутствия рядом...

Читать пост.

Обижаться на сэра Макса за то, что так распорядился завещанием магистра Нуфлина, Хельна не стала. Какой смысл? Он всё равно не сделался бы преемником Великого магистра, не его это путь. А раз так - то на эту должность мог попасть кто угодно. И уж если совсем честно, то Шурф - отличный, хоть и временный, Магистр. С его-то дотошностью и скоростью работы! Лёгкая гордость облачком проплыла через сознание леди.
- Макс, ты замёрз? - забеспокоилась она, тут же выдумывая ему тёплое лоохи из туланской шерсти. Сновидица она или где? Раз наяву не может колдовать, то хоть во сне побудет могущественной волшебницей. - Держи, - протянула Максу одежду. Да уж, расстояние - штука серьёзная. Казалось бы, вон он, Йафах, мимо проезжаешь по пять раз на дню - а не достать. Близок локоток, да не укусишь... Они с Шурфом сразу договорились, что Хельна не станет показываться в резиденции Ордена безопасности ради. Кто знает, сколько недовольных назначением постороннего на роль Великого магистра, сколько тех, кто попробует отомстить ему или свергнуть - и маленькая черноволосая женщина для этого подходит как нельзя лучше. Не только братья Свахти понимали, что Хельна - слабое место Лонли-Локли. Конечно, крутых магических мер с тех пор они не принимали, к чему нарушать закон... Но несколько хитрушек Шурф повесил, чтоб сразу узнавать, если с Хельной что-то случится. Да и зов посылал ей в одному ему известном порядке. Не то чтобы не доверял, наоборот. Просто так было спокойнее.
Кафе и впрямь оказалось неподалёку, маленькое и очень уютное. Тепло, запах корицы, выпечки и кофе наполняет помещение домашним уютом. Огонь в камине - Хельне очень нравилось это Максово изобретение с его родины, и она уговорила Шурфа в гостиной поставить камин.
Они сели за угловой столик и сделали заказ. А в ожидании его Хельна рассказывала Максу, как скучает по мужу, как ей его не хватает.
- Ещё так мало времени прошло с момента его назначения, - делилась леди. - Он и раньше пропадал, бывало. Сам знаешь. То Тёмная сторона, то ещё куда... Но я знала, что это ненадолго. А сейчас... Как представлю, что ещё лет 30 ждать - и слёзы на глазах. И ведь ему тоже тяжело, я знаю... Хоть бы снился почаще... Обнять и побыть рядом и во сне можно... Я его очень люблю, Макс. Это единственный человек, который мне по-настоящему нужен. И я буду его ждать. Хоть тридцать лет, хоть сто... Но буду. Скучать буду, плакать... Но ему ни слова не скажу. И про то, что смотрю каждый день на стены этого грешного Йафаха, тоже молчу. Ему там и так несладко.
Кофе оказался и правда вкусным. Сэр Макс в своё время несколько раз угощал леди этим напитком из своего мира, и ей понравилось. А вот Шурфу больше по вкусу пришёлся чай. Когда сэр Макс приходил в гости, он доставал из Щели между мирами вкусности, и все трое болтали о чём-нибудь. А потом мужчины уходили в кабинет Шурфа и секретничали. Хельна не обижалась, она уважала мужские тайны.
Маленькой ложечкой леди зачёрпывала висящие над чашкой сливки и слизывала их, задумчиво разглядывая кофейню и отчаянно желая, чтобы сюда магией её сна принесло Шурфа. Ну хоть на минутку! Обнять, за руку подержать, посидеть рядом... Это же её сон, неужели не сработает?

6) Теххи Шекк:

Читать пост.

Я сладко зажмурилась. Дождь медленно заканчивался, капли становились реже и мельче. Местная жительница присела в высокую изумрудную траву и теперь смотрела на меня с нарастающим любопытством, без страха или удивления. Если бы мне пришло в голову побродить в таком виде по Ехо, реакция окружающих была бы явно не такой невозмутимой. Хоровой визг на каждой улице и в каждом трактире, вызов господ Тайных Сыщиков... Короче говоря, скучать в Столице Соединённого Королевства призракам не дадут, не то что здесь, в городе, где каждый призрак просто очередное чудо с собственной, неповторимой, а потому интересной историей. Пока я размышляла, дождь наконец совсем прекратился, напоследок позвенев стеклянной погремушкой на двери соседнего дома. Я осторожно вышла из укрытия. Мокрые разноцветные крыши города блестели на солнце, искрились и переливаясь всеми цветами, какие только существуют во всех известных и неизвестных  мирах. Да я и сама серебрилась,  отражая сияние солнца. Внезапно я впала в ступор, в который раз за этот необыкновенный день. На подоконнике стеклянного дома сидел маленький котик. Действительно очень маленький, и я говорю о размерах, а не о возрасте. Котейка была размером не больше ладони, и теперь осторожно пыталась просунуть ушастую головку в крошечную форточку. Через дюжину секунд ей это удалось и моему взору открылось нечто особенное. Нет, только представьте, картина маслом или даже акварелью: небольшая головка с огромными ушами, каждое из которых ровно в два раза больше головы, перевесила, и зверёк с чудовищным мявом вывалился в миниатюрное окошко. Бедное животное рухнуло прямо в пёструю лужу. Несколько секунд спустя котёнок (размером в десять раз меньше котёнка из моего мира, мира Стержня) уже сидел в луже с абсолютно охреневшим видом. Чип и Дейл спешат на помощь!!! Я, давясь смехом, осторожно подлетела к луже и помогла ему выбраться оттуда. Как нематериальное существо может помочь материальному котёнку? Не знаю. Но мне каким-то образом удалось на несколько секунд стать существующей. Повторять это по собственному желанию я научилась лишь много времени спустя, незадолго перед визитом Макса. Котей ошалело огляделся и заковылял в сторону противоположную  от дома. Я пока не знала порядков Города в Горах и посему не решилась навязывать ему свою волю и свое общество. Пусть погуляет, придёт в себя и вернётся. Но на всякий случай я решила уточнить у своего проводника.
- Франк, его надо домой возвращать или сам как-нибудь? - поинтересовалась я, смотря на пошатывающегося на нетвердых лапках кота.

7) Нумминорих Кута:

Читать пост.

А буря все набирала обороты. Молнии освещали  дневное, но затянутое черными тучами, казалось уже ночное, небо, серебряными вспышками света.  Гул бушующего моря в дуэте с раскатами грома сотрясали воздух. Казалось бы, ни единая живая душа не сможет уцелеть, попади она в завихрения ветра или бурлящую воду.  Собственно, все живое, что могло бы тут оказаться, не считая  водных обитателей, которые, скорее всего, уплыли глубже в море, и Пузыря Буурахри с двумя путешественниками, один из которых еще и на крышу вылез, постаралось убраться подальше от места бури.
Как не слишком опытный, но все-таки смыслящий в морском деле человек, Кута не хотел,  оказаться сейчас в корабле, только если с опытным и могущественным колдуном и умелым капитаном, или, если бы ему пришло в голову покончить с собой, получив при этом максимум удовольствия.
И все же, зрелище было великолепное.  Величественная и опасная стихия вступает во взаимодействие с целой стаей прытких,  озорных ветров, которые, в купе, образуют мощные воздушные потоки,   соревнующиеся между собой в силе и ловкости, принося самые разнообразные ароматы дополняющие их морскую смесь.  А не сон ли это? Такие мысли могли бы возникнуть у любого, кому выпал шанс стать свидетелем буйства стихий.  Кута на всякий случай повторял заученный текст, напоминая самому себе кто он, как попал на пузырь, какова конечная точка назначения, в общем, все,  просто чтобы убедиться, что это явь, а не что-нибудь еще.
Держать Пузырь в ровном положении было не трудно. Собственно, по большому счету он и сам распрекрасно держался, знай только не отвлекайся, и поворачивай рычаг в противоположную ветру сторону, чтоб его не качало. Очень хотелось высунуться по пояс из окошка и посмотреть, что сэр Шурф делает, или зов послать, вот только отвлекать его было бы очень неразумно. Вскоре, он и сам прислал зов, посоветовав держаться. Очень своевременно. Могучий поток ветра подхватил корзину Пузыря, и с ужасной силой швырнул его по направлению к Уандуку, наперекор буре. Так быстро, Нумминориху даже в компании Макса ехать не приходилось.  И не удивительно, так быстро как ветер мчаться, наверное, ничего не может. Исчезать и появляться - да, но лететь с такой скоростью.  Тут уж беспощадная стихия была самым быстрым возницей. Вероятно, это уже было дело рук сэра Шурфа подчинившего себе бурю, и уже через несколько мину влезшего обратно в корзину.   Выглядел сэр Шурф уставшим  и напряженным, и не удивительно. Контролировать бурю, невероятно. Кута с восхищением взглянул на Великого Магистра. Он много историй про Тайных Сыщиков наслушался, некоторые даже имел счастье наблюдать воочию, но такое он видел впервые. Плюс ко всему, великолепная смесь запахов только усиливала ощущение восторга, благо, что сооруженный платок пропахший ароматами Ехо не давал погрузиться в них полностью. С беспокойством взглянув на бывшего коллегу, Кута задумался. Лонли-Локли,  для поддержки  контроля приходится постоянно тратить силу,  а это не хорошо. Такие штуки могли негативно сказаться на организме, который конечно восстановится, а все же, лучше постараться хотя бы уменьшить нагрузку на организм или периодически восстанавливать силы.
В школе Врачевателей, их учили по-особому взбадривать тело. Это помогало не спать по несколько суток, или быстро становится бодрым, в общем, более-менее восстанавливать силы.  конечно, сильно злоупотреблять этим не стоило, но..
-Сэр, - Нерешительно начал нюхач. - Если хотите, я могу Вас немного "взбодрить". Вы рискуете быстро устать при постоянной нагрузке, да Вы и сами, наверное, знаете, что я Вам рассказываю..

0

57

На форуме открылись ДВА НОВЫХ КВЕСТА, и ещё несколько на подходе. Запись только начинается! Вы ещё можете успеть принять участие!

Квест. Узник замка Иф.

Читать квест.

Список участников:
1) ...
2) ...
3)...
...

ГМ эпизода:
...

"В этой камере заключался государственный преступник высшего ранга, чародей, едва не осуществивший убийство Его Величества Гурига Седьмого, а теперь он исчез, и никто не знает, куда отправился, но, поскольку прежний Король умер, он может взяться за его наследника, умоляю, сделайте что-нибудь..."
Такую мольбу о помощи сэр Джуффин Халли и Тайный Сыск получили от коменданта тюрьмы Холоми. Однако, назвать им имя пропавшего заключённого тот отказался, и ни у Куруша, ни в Архиве информации не обнаружилось. Такое ощущение, что преступник был заключён под стражу под строжайшим секретом, негласным приказом самого Его Величества, а покушение подобного рода что-то никто не смог припомнить... А был ли он виновен, или просто узнал что-то, что ему не полагалось знать? И... Покидал ли этот человек пределы тюрьмы на самом деле?
И даже не так. "А был ли, собственно, мальчик?". КТО всё это время сидел в камере и ДЛЯ ЧЕГО?

Запись идёт.

***

Квест. Марионетка для слепого.

Читать квест.

Список участников:
1) ...
2) ...
3) ...
...

ГМ эпизода:
...

На улицах Ехо объявились слепой певец и с ним маленькая девочка, предположительно, дочь. Жалостливый вид их даже видавшего виды Кобу чуть не заставил раскошелиться... Однако, присмотревшись к парочке, он заметил, что тут что-то не так. Девочка не дышала. Абсолютно. Глаза её были тусклы и пусты, как у мёртвой рыбины. Но на поднятый из могилы магией труп не походила. Коба счёл необходимым доложить о странных бродягах Тайному Сыску... А, тем временем, оказалось, что каждый житель Ехо младше шестидесяти лет, послушав песни калеки, проникался к тому необъяснимым доверием и был готов выполнить любой приказ. В том числе - грудью вставать на защиту двоих пришлых, сражаясь за них в меру своих скромных сил обывателей и подростков до последней капли крови.
"Давненько я не встречал гипнотизёров..." - задумчиво прокомментировал происходящее сэр Джуффин Халли. Снимались чары легко - стоило кому-то лишь прикоснуться ко лбу заколдованного или потереть ему пальцами виски. Однако... Никакого иммунитета перед новой порцией магического наговора это не предоставляло, как выяснилось.
И вот - Тайный Сыск встаёт на след демонической парочки.
Но такой ли демонической? Девочка оказывается ни живой, ни мёртвой, пребывающей в состоянии между комой, смертью и летаргическим сном, хоть глаза её и открыты. Преступники эти люди - или пострадавшие, от древнего ли проклятия, или от собственного же недомыслия, поиграв с заклинаниями, в которых ничего не смыслили?

Запись идёт.

0

58

НОВОСТИ ФОРУМА
1) Итак, у нас наконец-то появился пятый дизайн "Дождь". Спасибо сэру Максу, истинному Вершителю.
2) Тайный Сыск обзавёлся практически всеми своими сотрудниками.
3) Всё ещё действует Акция №8, по которой любой может заказать себе персонажа, укладывающегося в рамки канона. Также по 7 остальным акция по-прежнему осталось много свободных персонажей. Изучить акции можно здесь.

А ещё - новая рандомная подборка отыгрышей:

-Ничего, так даже лучше...- Негромкий, "шелестящий" и вполне "призрачный" голос экс мастера Преследующего постепенно набирал силу и объем. -Не совсем но... Это скоро пройдет. Я знаю... - Интонации призрака были рассеянно самоуглубленными. - Нам надо идти в туман... - Голос снова "увял" становясь поистине "призрачным". -Я знаю. не спрашивай ничего. Прошу... Послушай, как поет туман...- Голос Тотохатты то стихал, то становился пронзительно ярким и глубоким, словно в нем концентрировалась самая суть жизни. А туман и впрямь пел. Тоненько звенели нити еще непролитых капель, извивы облачной субстанции казались объемными и плотными словно кисель рождая в своей глубине глуховатые, похожие на приглушенные переборы струн, звуки. Музыка, вначале неявная, неслышимая обычным слухом, между тем росла, ширилась заставляя звучать землю под ногами глубоким и дробным барабаном. Звезды в просвет между прядями тумана словно нанизывали на призрачные нити лучей пряди легкой мороси, усыпающей, теперь это явно было видно, и белоснежное лоохи рослого колдуна, и призрачные одеяния его туманного спутника, чье изображение сейчас уже начинало плавно но необратимо меняться. Пронзительно-золотистые искорки в сочетании с темно-синими окрашивая туманную суть призрака делали того объемным. и если бы не прозрачная белизна свойственная ушедшим, почти живым. Мелодия неслышная пульсировала в ритме который слишком явно, на почти, хотя теперь уже нет, на физическом уровне ощущалась обоими путешественниками. Туман пел негромко, глуховато, но в то же самое время крайне отчетливо. Вихрились призрачно-темные полосы перемежаемые золотисто-серебряными потоками звездного света рождая мелодию.

Шедший рядышком с Шурфом призрак легко покачиваясь чуть отдалился в сторону глядя на темную стену колдовского, нездешнего леса, взобравшегося на небольшую скалу и мрачной стеной возвышавшегося над серебряной чашей озера в которое впадал искристо поющий водопад.

Слова рождавшиеся в тумане были одновременно и его, и они были... Не то чтобы чужими, просто принадлежали этому странному месту.Чуть покачиваясь и полузакрыв глаза экс Мастер Преследующий тихо пел, не привычным, пронзительно резким, но мягким, глубоким тенором.

Путь по Грани миров, как по кромке клинка
Между Светом и Тьмой, между жизнью и смертью
И так хрупок тот мир, что мы держим в руках
Мир, в который другим так непросто поверить.

Боль от ран на душе и закрыты глаза
Для чего взгляд вперёд, если путь прям и ясен
И нет рядом того, кто бы мог подсказать
Куда дальше идти, если пламя погаснет.

Жизнь – свеча на ветру, и дрожит огонёк
И нетвёрдой рукой в Книгу вписаны судьбы
Позабыта дорога и путь мой далёк
Жизнь на Грани миров, как на грани безумья.

Туманная музыка взвихрилась, рисуя на своем полотне картины - то ли прошлого, то ли будущего. Трепал подол лоохи пронзительно прохладный и колючий ветерок. Под его неласковыми прикосновениями ритм мелодии делался еще более пронзительно чистым и внятным. Покачиваясь то ли в танце, то ли под влиянием этого ветра, сейчас и сам сэр Шломм не мог бы точно сказать, он ощущал всей своей призрачной сутью, рождавшуюся в тумане небывшего и несбывшегося, но могущего быть, мелодию и слова то ли песни, то ли заклятия.

Через память и боль, и опять долгий сон
И опять путь прямой ляжет под ноги сталью
И замрёт на губах то ли вздох, то ли стон
Снова странник уходит за призрачной далью…

Двигаясь в резком, ломком танце, словно его что-то вело, Тотохатта закрыв глаза и запрокинув вверх голову, медленно вальсируя с тремя тенями, даже не тенями, а полосами лунно-звездного света, молочно-белого завитка тумана и искристо черной пряди чего-то непонятного, но явно имевшего ту же природу, что и туман, вместе с тем и не думал слишком далеко отходить от своего живого спутника. А ветер, пронзительно дергая полы лоохи Лонли-Локли, ероша тому волосы и вызывая на глазах слезинки (поскольку был слишком резок и пронзителен), пел, и эту песню подхватывали темный туман, его светлый "собрат", и струи раскаленного серебряного-золотого света, сплетая странный, ни на что не похожий рисунок из переливов искристой черноты, мягкого белого покрывала и пронзительной яркости звездного света.

Как легко потревожить свой маленький мир
Чуть коснулся не так - и изломаны крылья
В этой жизни не слишком всё просто, пойми
Против зова души воля часто бессильна.

Последний куплет уже пел сам призрак, словно незрячий, приближаясь к своему живому спутнику. Он старался уклоняться от своих "партнеров по танцу" и делал это достаточно ловко для того, чтобы они, занятые друг другом, не приближались при этом к нему на опасно-близкое расстояние.

Это просто печаль, это скоро пройдёт,
Как за ливнями вновь возвращается солнце
И растопит жар пламени мертвенный лёд
И забудется боль, и надежда вернётся…

Резкий удар? Вал? сминающий в горсти реальность колыхнул нарушая целостность тумана. Пронзительно слепящая, безжалостно яркая вспышка и призрака словно захлестнула яркий "жгут" вспышка свитая из черноты беззвездного мрака, зыбкой плотной туманной сути и росчерка звездного света.

Вместе с тем, музыка постепенно стихала, пронзительно-яркая искристая тьма также пропала, и белый ковер тумана, терзаемый ветром, расчёркивали золотистые звездные лучи.

Перед глазами Лонли Локли вставал базальтовый утес, оказавшийся внезапно очень близко, и озеро, белеющее в чаще колдовского леса драгоценной жемчужиной. С этого-то утеса вниз, разбрызгивая мириады ярчайших радуг, прыгал яростно-веселый водопад. Дорога, усыпанная мерцающим лунными искрами песком, непонятно как оказавшаяся под сапогами, повела вправо, словно приглашая стоящего на ней колдуна в неизвестное путешествие. Позади же Лонли-Локли ее не было. А вокруг дороги, сияющей белым звездным песком громоздились черные булыжники с очень острыми гранями. Они словно бы предупреждали, "не иди сюда". Вскоре дорога, резко вильнув, остановилась сбоку от утеса и идущий по ней мог увидеть, что между утесом и бьющей с вышины водой есть тонкий проход, ведущий в грот, вырытый в утесе. Перед проходом к гроту не было ничего, кроме неширокой полоски такого же белого, словно бы выкрашенного золотисто-лунной краской, песка и странной, явно тоненькой и прозрачной преградой из переплетений туманных нитей и звездного света. Сквозь которую было видно что на песке лежит что-то гораздо более темное чем он, но светлее чем недавно встреченные камни да и сам утес.

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ

*** *** ***

Я сладко зажмурилась. Дождь медленно заканчивался, капли становились реже и мельче. Местная жительница присела в высокую изумрудную траву и теперь смотрела на меня с нарастающим любопытством, без страха или удивления. Если бы мне пришло в голову побродить в таком виде по Ехо, реакция окружающих была бы явно не такой невозмутимой. Хоровой визг на каждой улице и в каждом трактире, вызов господ Тайных Сыщиков... Короче говоря, скучать в Столице Соединённого Королевства призракам не дадут, не то что здесь, в городе, где каждый призрак просто очередное чудо с собственной, неповторимой, а потому интересной историей. Пока я размышляла, дождь наконец совсем прекратился, напоследок позвенев стеклянной погремушкой на двери соседнего дома. Я осторожно вышла из укрытия. Мокрые разноцветные крыши города блестели на солнце, искрились и переливаясь всеми цветами, какие только существуют во всех известных и неизвестных  мирах. Да я и сама серебрилась,  отражая сияние солнца. Внезапно я впала в ступор, в который раз за этот необыкновенный день. На подоконнике стеклянного дома сидел маленький котик. Действительно очень маленький, и я говорю о размерах, а не о возрасте. Котейка была размером не больше ладони, и теперь осторожно пыталась просунуть ушастую головку в крошечную форточку. Через дюжину секунд ей это удалось и моему взору открылось нечто особенное. Нет, только представьте, картина маслом или даже акварелью: небольшая головка с огромными ушами, каждое из которых ровно в два раза больше головы, перевесила, и зверёк с чудовищным мявом вывалился в миниатюрное окошко. Бедное животное рухнуло прямо в пёструю лужу. Несколько секунд спустя котёнок (размером в десять раз меньше котёнка из моего мира, мира Стержня) уже сидел в луже с абсолютно охреневшим видом. Чип и Дейл спешат на помощь!!! Я, давясь смехом, осторожно подлетела к луже и помогла ему выбраться оттуда. Как нематериальное существо может помочь материальному котёнку? Не знаю. Но мне каким-то образом удалось на несколько секунд стать существующей. Повторять это по собственному желанию я научилась лишь много времени спустя, незадолго перед визитом Макса. Котей ошалело огляделся и заковылял в сторону противоположную  от дома. Я пока не знала порядков Города в Горах и посему не решилась навязывать ему свою волю и свое общество. Пусть погуляет, придёт в себя и вернётся. Но на всякий случай я решила уточнить у своего проводника.
- Франк, его надо домой возвращать или сам как-нибудь? - поинтересовалась я, смотря на пошатывающегося на нетвердых лапках кота.

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ

*** *** ***

Попытка успокоить жену у Шурфа не удалась – впервые за все годы, что они женаты. Хельна вспыхнула ещё сильнее. Правда, из мягких объятий не вырвалась.
- Драть тебя всем лесом четырежды через эльфийское решето! – изысканно выразилась бывшая сотрудница «Королевского голоса». – Какого чёрта ты говоришь такую чушь – ты, который всегда выражался, как поэт или Манга Мелифаро в своей Энциклопедии! Наплевать мне на твои гарантии, ясно? Ты вернёшься. Ты просто не посмеешь не вернуться, потому что иначе я устрою такое, что Смутное время покажется городу детской игрой в песочнице!
Резко развернувшись, Хельна зло толкнула вазу – к счастью, металлическую. Зазвенело так, что хоть на пожар сбегайся.
- Не зли меня, Шурф! – прошипела черноволосая фурия. Хельна не узнавала сама себя. У неё просто отказало всё – логика, выдержка, терпение. А кто бы спокойно встретил извещение о командировке в три дюжины лет? Ладно бы ещё преступника в тюрьму увозили – но сотрудника Тайного сыска в ссылку?
- А что касается возможности встретиться, - не менее резко повернувшись к мужу, недобро прищурилась Хельна. – То хотела бы я посмотреть на самоубийцу, который рискнёт не пустить меня к тебе. Это тебя они могут не выпустить домой, ты вынужден подчиняться их грешным правилам. Но я – не член Ордена. Я жена! И армия под командованием Нуфлина, Лойсо и ещё десятка таких же кретинов... - спасибо за развитие словарного запаса, сэр Макс! - ...не смогут помешать мне увидеться с мужем!
Клятвы он давал… Ну давал, и что? Теперь отказываться будет? Да хрен ему через коленку и в левое ухо! Сэр Макс в своё время немного проконсультировал леди Лонли-Локли насчёт ругательств мира. Как человек, работающий со словом, Хельна оценила. Правда, Шурф так и не показал прославленные конспекты из Кеттари, паршивец.
- Иди ты в задницу ближайшему дракону со своим имуществом, Шурф! – рявкнула Хельна, вновь вспыхивая. – Даже если этот дом спалить заодно с Канцелярией больших денег, я с голоду не умру! Сэр Рогро всегда рад меня видеть в числе сотрудников, и дом у меня остался – тот, старый! Да чёрт тебя побери и за хвост об стену, не в имуществе дело!!!
Тон леди Хельны напоминал шипение змеи, разбавленное рыком разъярённого дракона. Она злилась. Очень сильно. Впервые за всю жизнь Хельна была в таком бешенстве. Шурф идиот? О чём он вообще говорит, при чём тут, что кому достанется??
Внезапно Хельна опустилась на колени и заплакала. Да, вот в чём дело. Шурф не сможет остаться с ней рядом в течение этого долгого срока. И в задницу бы развод – пройти обряд ещё раз – пара пустяков. Но вот доживут ли… Кто знает, что придётся ему делать в этом клятом Ордене, дырку в небе над параноиком Нуфлином!
Слёзы закончились быстро. Едва только леди Лонли-Локли представила себе пустую постель, ужин, который некому будет готовить, сад, в котором они теперь долго не посидят вдвоём… Ярость и ненависть к предприимчивой парочке вспыхнула снова. Шурф продолжал попытку успокоить жену и втолковать ей правильные вещи.
- Помолчи. Полезнее будет, - опасно ласково попросила Хельна. – Во-первых, я собираюсь с тобой видеться. И мне плевать на ваши запреты. Минимум раз в неделю они должны отпускать тебя… или я сама приду за супружеским долгом. Ах да! За прелюбодеянием, простите. Но пусть только рискнут не впустить меня. В тот же день ты останешься без работы. Потому что разнесу к Тёмным магистрам резиденцию, а Чиффу лично повешу на воротах Иафаха.

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ

*** *** ***

Подаваясь вперёд, мягко и неслышно переступать следом за Лонли-Локли, рука скользит по разномастным корешкам, глаза полны бесконечных вопросов, с упоением воздух врывается во внутреннюю среду, чтобы после разнестись алой жидкой тканью повсюду, к каждой клеточке. припорошенная грустью радость, глубинное удовольствие дышать одной атмосферой... Тут-то слова и закончились. Некоторое время пристрастившийся к множественным или-словам разум ошарашенно тыкался вострым, фигурно вылепленным носом в морозную стену стекла, а потом только развёл руками - вот и так, мол, бывает, ишь ты - и устроился на иллюзорном полу, усыпанном крупным снегом, в ожидании очередной волны.
Откалиброванное на подушечках пальцев за долгие отчаянные дни осязание щекочет разнородность множества удивительно ароматных корешков. В памяти разбивается и взмывает до небес когда-то давно слышанная музыка - негромкая, пронзительно-печальная, исполненная торжества.
Или-слова. Метафоры. Ни единого символа - чистое озарение любопытства, упрямой пружиной скручивающее остальное, подчиняя своему напору. Даже горные лисицы, кажется, не настолько любопытны. Даже молодые. Хотя кто знает, что там перемешалось в жилах у этого рыжего колдуна! Он и сам ведь не знает ответа на такой вопрос.
Он шагает скользяще, позади, чуть ли не шаг в шаг с бывшим Безумным Рыбником. Магистра рвут на части составляющие его характера. Однако в целом, которое, как известно, едва ли не всегда больше суммы всех своих частей, он похож чем-то на попавшего куда-то в чудеса ребёнка лет двадцати, а может, и тридцати, не сказать, что человек родился во времена, когда Смутными не то что не пахло и в помине не было - они были достаточно далеко и казались выдумкой, страшной-престрашной сказкой для непослушных малышей... ежели кому-либо взбрело в голову пугать детей гражданской войной Короля и Орденов. Ему, печальному, и страшно, и весело, да так, что, будь у него право, он бы испуганно вцепился в руку сэра Шурфа и семенил бы, рассматривая библиотеку распахнутыми глазами, рядышком. Но нет, Юук уже дважды прожил средний срок жизни, пора уже полагаться только на себя. Впрочем...
Одна из множества резанула взгляд. Он замер, ласково прикоснулся к корешку и, удивляясь себе, с расстановкой произнёс:
- Буря!.. пусть сильнее грянет буря!.. - и, хмыкнув, почти догнал Лонли-Локли, заодно так и эдак переворачивая в голове ту единственную фразу, что он запомнил из целой иномирной поэмы и которую несколько опрометчиво проассоциировал с фолиантом по истории. А попутно ловил радужные пузыри маслянистых чужих слов, отложенных на бесконечное "потом" - лишь бы места не занимали.
"Если ты сам в таком беспорядке, как ты можешь заниматься смертью?" - с редкостным сарказмом напомнил себе Мастер Изыскатель Смерти и занялся приведением себя в порядок. "Представь, что это - тоже работа. Одна из множества, что сложили ту, которой ты посвятил собственную непоседливую жизнь. И всё снова получится!"
Колдун двигался неспешно, хладнокровный, сосредоточенный. Умеет же держать себя в руках, если захочет!

ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ

0

59

Сэр Мелифаро, Великий и Ужасный, ты нам срочно необходим для душевного спокойствия и равновесия! Без тебя и Тайный Сыск не тот, и жизнь не та, и настроение не то! Ты нужен нам, великолепный коллега, замечательный муж и вообще прекрасный человек! Пожалуйста, не мучай наши нежные сердца, приходи!


http://s6.uploads.ru/t/gWfYw.jpg

0

60

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ ТРЕБУЕТСЯ

http://s7.uploads.ru/t/sPzpi.jpg

АБИЛАТ ПАРАС
Лучший знахарь в Соединённом Королевстве.
Ах, если бы кто помнил, как всё начиналось:

Посреди нашей Безмолвной беседы в центре комнаты вдруг материализовался тощий, как жердь, молодой человек в пёстром лоохи, отделанном всякими дурацкими ленточками, блестящими камешками и ещё Магистры знают чем. Тогда такие как раз благополучно вышли из моды в столице и заняли круговую оборону в провинции, я ещё лет тридцать в каждую поездку хоть раз да натыкался на эту несказанную красоту.
Выглядел он незабываемо: мало того, что весь в нелепых бантиках, так ещё и белобрысые лохмы торчат из-под тюрбана, глазищи синие, как у новорождённого котёнка, и безумные, как у Орденского послушника в первые годы обучения. Одно слово, красавчик.

0


Вы здесь » Техническая поддержка сервиса Quadro.Boards » Архив » Мостовые Ехо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC